Изнанка прогресса. Чего будет стоить человечеству технологическая революция

Изнанка прогресса. Чего будет стоить человечеству технологическая революция

В новой реальности анонимность стоит больших денег, роботы вытесняют людей на рынке труда, а охрана личной информации важна, как гигиена. Будущее уже наступило, а что оно нам несет, Фокусу помог разобраться специалист по IT-безопасности Вячеслав Критов

Если этим летом вы захотите отправиться в самостоятельное путешествие по Европе, вам не понадобятся экскурсии и гиды. Их заменит программа, моментально подбирающая информацию о любом объекте, на который вы смотрите. В некоторых странах при желании вы вообще сможете устроить себе “отдых интроверта”, делая покупки, бронируя и оплачивая любые сервисы, не контактируя с местными жителями. Когда возвратитесь, не придётся рассказывать друзьям и знакомым о том, как прошёл отпуск, потому что фотографии и описания ваших впечатлений они, скорее всего, увидят в социальных сетях. К тому же поездка за границу давно не означает временной потери связи с теми, кто остался в Украине.

Разумеется, влияние технологий на жизнь современного человека ощутимо не только во время отпуска. Менее чем за 20 лет они изменили наш стиль общения, отношение к досугу, режим занятости, решили сотни проблем и создали тысячи новых. Работавший в известных компаниях Силиконовой долины специалист по IT-безопасности Вячеслав Критов уверен, что в ближайшем десятилетии нас ожидают ещё более серьёзные изменения.

Право на забвение

Лишние люди. Вячеслав Критов уверен, что автоматизация в итоге приведёт к ненужности 90% работников

— Исходя из статистики 2017 года, у взрослого американца в среднем 130 разных аккаунтов. Для оплат, пользования бесплатными сервисами, общения с коммунальными и государственными структурами, учебными заведениями, медучреждениями, работодателями, не говоря уже о социальных сетях и играх. Некоторые из этих аккаунтов содержат данные, которые могут нанести ощутимый вред, если попадут не в те руки. Три года назад взломали систему страховой компании, где я был клиентом, и украли 50 млн историй болезни. Страховщики попали под град судебных исков от людей, которым по разным причинам навредила утечка информации из медицинских карт. Суммы исковых требований исчислялись в миллиардах долларов.

Знать, кто получает данные о вас и как они хранятся, в современном обществе не менее важно, чем мыть руки перед едой и переходить улицу в положенном месте. Информационная безопасность давно перестала быть проблемой айтишников. Теперь это вполне насущный вопрос для обычных людей, как гигиена или охрана собственного жилища. Поэтому Европейский союз 25 мая текущего года и принял Генеральный регламент о защите персональных данных (GDPR). В тот же день истцы из Австрии подали в суд на Facebook и Google на миллиарды долларов за нарушение этого регламента.

В чём заключалось нарушение?

— GDPR предполагает, что у каждого человека есть “право на забвение” (right to forget). Новое понятие, появление которого моментально создало множество проблем. От любой структуры, с которой вы каким-то образом взаимодействовали, можно потребовать полного вычищения всей информации о вас и всех следов общения. Так вот, Facebook и Google не предоставили контрагентам возможности быть немедленно “забытыми”. Предусмотренные за это штрафы составляют порядка 4% оборота компании, а выполнить требование крайне трудно. Слишком много остаётся записей во всяких журналах взаимодействия и архивах. Большая компания не может быстро удалить все хранящиеся данные о вас хотя бы потому, что не знает, где это всё находится. Как правило, в крупной структуре даже нет человека, способного обрисовать полную картину хранения данных, есть толпа архитекторов, и каждый из них знает лишь об определённом фрагменте системы, с которым работает.

Кроме того, нормы защиты приватности вступают в конфликт с правилами ведения бухгалтерии. Так возникает множество интересных юридических коллизий. На разработку понятных алгоритмов выполнения требования уйдёт 3–4 года, за это время европейские адвокаты, работающие в сфере IT, озолотятся. И это один из множества примеров того, как новые информационные явления становятся источником солидных заработков для тех, кто вовремя их заметил.

В новой реальности анонимность и информационная закрытость — ресурс, на котором можно зарабатывать. Пример такого заработка — data having на острове Маврикий неподалёку от побережья Африки. Там находится независимое государство, не подписавшее ни одного международного соглашения о выдаче данных. Идеальное место для хранения секретов. Нет договоров об экстрадиции данных, значит, ни другая страна, ни наднациональная организация не может запросить оттуда информацию. Неудивительно, что некоторые крупные международные компании с очень громкими названиями хранят там двойную бухгалтерию и, разумеется, платят за это.

Заменить человека

Речь идёт о заработках очень узкого круга людей. Что эти новые явления будут означать для всех остальных?

— К сожалению, для масс нынешняя технологическая революция, скорее всего, обернётся безработицей и банальной ненужностью обществу. Чтобы вытеснить большинство населения с их рабочих мест, достаточно автоматизации на уровне специализированных систем. Огромное количество людей занято в производстве. Это всё ещё самая трудоёмкая сфера экономики. Большинство производственных процессов несложно автоматизировать, и тогда люди просто не смогут конкурировать с машинами. Первыми с рынка труда уйдут те функции, которые легко поддаются алгоритмизации. Это касается большинства видов механической работы, многих бухгалтерских и адвокатских задач. Там, где есть чёткие правила и сценарии действий, человек, по большому счёту, не нужен. К примеру, уже существует система, выполняющая функции секретарши. Поставьте ей задачу, она сама сделает необходимые звонки, человеческим голосом поговорит с нужными вам людьми, закажет столик в ресторане. Не говоря уже о бронировании номеров в гостинице, билетов и любых сервисов, которые можно заказать online.

Google и Uber сейчас очень активно занимаются разработкой систем, позволяющих осуществлять транспортные и грузовые перевозки вообще без участия водителя. Уверен, через несколько лет живые таксисты и дальнобойщики будут не нужны. Вы вызываете машину, а она приезжает пустой. По шоссе будет двигаться колонна, скажем, из пяти грузовиков, управляемая одним человеком, который одновременно следит ещё за десятью колоннами, потому что его вмешательство потребуется только в каких-то экстраординарных ситуациях.

Возможно, в Соединённых Штатах это экономически целесообразно, но в Украине человеческий труд стоит дёшево. Настолько, что владельцу зачастую выгоднее нанять людей, чем купить и имплементировать систему, их заменяющую.

— Это иллюзия. Как бы ни был дёшев труд, его стоимость всё равно больше нуля, особенно если мы говорим о трудоёмком процессе. Кроме того, расходы, связанные с человеческим фактором, это не только зарплаты и социальные пакеты, но ещё и устранение ошибок, допущенных людьми, а они обходятся дорого. Система не ошибается, в ней может случиться сбой, но таких сбоев несопоставимо меньше, чем человеческих промахов. Вытеснение человеческого труда машинным — в любом случае дело ближайшего будущего, и не стоит думать, что Украину это обойдёт стороной. К примеру, сигареты в вашей стране давно никто не скручивает вручную.

На определённом этапе виртуальная реальность перевесит и поглотит всё остальное. Миллионы людей погрузятся в неё с головой и так получат доступ ко всему, чего оказались лишены в реальной жизни

В любой работе помимо механических задач есть фактор общения, личных связей. Уж тут-то человека невозможно заменить роботом.

— В общении? Ещё как можно. То, с чем мы имеем дело уже сейчас, — революция в сфере клиентского сервиса. Оказывается, большинство людей, обращающихся в компании с какими-то стандартными вопросами, предпочитают общаться с чат-ботами, а не с живыми сотрудниками. У них не бывает неточностей и недоразумений, им не надо объяснять, кто ты такой и что тебе нужно. В США большинство мобильных операторов автоматизировали свои сервисные службы, и клиенты остались довольны. При необходимости современные функциональные системы могут имитировать человеческое общение с такой точностью, что их трудно отличить от живых собеседников. Это снимает определённые психологические барьеры, которые раньше ограничивали сферу применения таких роботов. А значит, отпадает необходимость в многочисленных операторах колл-центров и других сотрудниках, чья основная задача заключается в том, чтобы отвечать на телефонные звонки и самим кому-то звонить.

Сейчас многие пишут о том, что через 20–30 лет рынок труда изменится до неузнаваемости. Звучит так, будто речь идёт только о следующем поколении. В действительности серьёзные перемены будут ощутимы уже в нашей жизни. Через 5–10 лет исчезнут порядка 50% работ, не связанных с принятием сложных решений и урегулированием нестандартных ситуаций.

Новый феодализм

В истории были и другие технологические революции. Исчезали одни профессии, возникали другие — люди переучивались. Может, вы зря драматизируете ситуацию?

— На этот раз вряд ли смогут переучиться. Во-первых, задачи, связанные с востребованными в будущем специальностями, будут на порядок сложнее тех, которые они выполняли раньше. Потребуется ментальная база, которой у большинства просто не будет. Я говорю не только об образовании, хотя и оно тоже имеет значение, но и об определённом типе мышления, позволяющем быстро ориентироваться в нестандартных ситуациях, выявлять неочевидные недочёты в системах. В зрелом возрасте не так-то просто осваивать новые знания, а тут придётся научиться думать иначе, что ещё сложнее. Будут, конечно, исключения. Например, таланты-самородки, которые пробьются, несмотря на отсутствие образования и опыта. А ещё, некоторый сегмент человеческого труда сохранится в качестве экзотики для ценителей, вроде hand made в эру промышленного производства. Но исключения положения не спасут.

Во-вторых, даже если бы все те люди, которых вытеснят машины, смогли быстро переучиться, они просто не понадобятся в таком количестве. Всё идёт к тому, что практически любая поставленная перед организацией задача будет решаться с задействованием гораздо меньшего количества людей.

Автоматизация в мире происходит неравномерно. Невостребованный персонал может переехать туда, где есть работа.

— Очень скоро ехать станет некуда. Технологический разрыв между странами будет сокращаться. Вспомните, что происходило в США после массового переноса производственных мощностей в азиатские страны. Безработица, обострение проблем алкоголизма, наркозависимости и домашнего насилия, рост преступности. Государству пришлось приложить немало усилий, чтобы снизить напряжённость в социуме. Сейчас американцы радуются тому, что заводы переезжают обратно в Штаты. Новые рабочие места — это хорошо, но мест будет не так уж много, это ведь теперь автоматизированные производства, основные массивы работы выполняют роботы.

Теперь представьте, что такой перенос и автоматизация означают для Азии, которая раньше считалась источником дешёвого человеческого труда. Важную для будущего работу будет выполнять очень немного людей, остальные окажутся ненужными.

И сколько, по-вашему, будет таких “ненужных”?

— Около 90% взрослого населения Земли. Чтобы избежать социальной катастрофы и вспышек насилия, правительства наверняка придумают способ обеспечить их существование и чем-нибудь их занять. Возникнут новые виды работы, бесполезной с прагматической точки зрения, но позволяющей невостребованным людям не сойти с ума от безделья. На переходном этапе возникнет необходимость в большом количестве психологов и социальных работников, которые будут предотвращать бунты и другие общественные катаклизмы. По сути, речь идёт о новом феодализме. Средства производства окажутся сконцентрированы в руках небольшого количества людей. Вновь возникнут “патриции” и “плебс”, не получающий ничего, кроме хлеба и зрелищ.

Расцветёт индустрия развлечений и игр. У большинства станет слишком много свободного времени, его потребуется чем-то занять. Понадобятся дизайнеры, сценаристы. Будет спрос на специалистов, которых можно задействовать в создании и развитии виртуальной реальности. На определённом этапе виртуальность перевесит и поглотит всё остальное. Миллионы людей погрузятся в неё с головой, и так получат доступ ко всему, чего оказались лишены в реальной жизни. Это станет фактором естественного регулирования численности населения. Очень многие, скорее всего, решат не заводить настоящих детей, ограничатся детьми виртуальными, которых можно воспитывать, чтобы почувствовать себя родителем, а когда надоест — заархивировать.

Читайте также

You may also like...