«В Калифорнии машина – самое важное»: как белорусы покорили Google

«В Калифорнии машина – самое важное»: как белорусы покорили Google

В августе прошлого года Google приобрела белорусский стартап AIMatter.

Команда, которая разработала технологию проигрывания нейронных сетей на смартфоне, уже 10 месяцев работает в составе корпорации. Сейчас ей не хватает инженеров, поэтому в начале июля она проведёт интервью для ML-специалистов в Минске. В планах — добавить в команду 3-5 талантливых инженеров. Портал  поговорил с экс-CEO Fabby, инженером Google Андреем Куликом.

За полгода сделали то, что другие — за несколько лет

Как живётся белорусской команде разработки в составе Google?

Живётся очень хорошо. Все наши технологии находят применение в продуктах компании. Первое, что вышло из-под нашего пера — видеосегментация в YouTube stories. Она позволяет отделять передний план сцены от фона и рассматривать их как два разных визуальных слоя.

На Google I/O были показаны анонсы, над которыми работала в том числе наша группа. Например, новые возможности Google ML Kit — high-density face contours, лицевая сетка, которая используется в качестве основы для маски в 3D-графике.

Также мы запустили инструмент, с помощью которого можно быстро определять лица на изображении и ключевые точки на лице. API находит и отслеживает положения лицевых ориентиров, таких, как глаза, нос и рот. Скоро будет запуск нескольких других не менее интересных технологий и продуктов, но об этом пока рано рассказывать.

Обычно у стартапов уходят годы, прежде чем их разработки найдут выход в продуктах купившей их компании. А у нас на это ушло меньше полугода.

Каково это — быть частью такой большой машины?

Я 8 лет работал в Google, потом на год ушёл в AIMatter и сейчас вернулся, словно бы домой. Глобальных изменений в моей жизни не произошло.

К слову, мой опыт работы в Google помог нам в интеграции. Мы знали, как быстро встроиться в систему и начать показывать результаты.

Как команда мы движемся очень динамично. У нас довольно часто происходят запуски каких-то фич во внешних продуктах, наши ребята публикуют научные статьи. Сейчас часть команды уехала на CVPR — конференцию по компьютерному зрению и машинному обучению. Туда же поехали и WANNABY с mapbox.

Экс-руководство — мостик, соединяющий Минск и Штаты

Как проходил этап релокейта? С чем помогла Google?

Google отличная компания, и когда она занимается твоим переездом, то это происходит легко и комфортно. Практически на каждом этапе тебе помогает группа релокейта и водит, можно сказать, за ручку. Компания оплачивает билеты, проживание в течение нескольких месяцев, выдаёт деньги на мелкие расходы — есть целый список бенефитов. Также действует система с баллами. Скажем, дают 100 баллов, и ты можешь потратить их на потребности из списка переезда. Кому-то хочется взять билет домой, а кому-то важнее, чтобы была оплачена аренда машины.

В быту, конечно, в первую очередь надо сдать на права и купить машину. В Калифорнии без неё никуда. Если на работу можно ездить на шаттле, то на выходных без машины далеко не уедешь. А природа здесь красивая, и в свободное время грех не выехать за город.

Все ли члены команды уже переехали?

Многие начали переезжать почти сразу после экзита. В Минске осталось несколько человек, которые до конца лета тоже переедут. Большая часть команды обосновалась в Штатах. А я и бывший СТО — в Цюрихе.

Мы правильно разбились по командам — люди, которые остались в Минске, работают над одной задачей, а те, что уехали — над другой. Мы сумели наладить эффективное сотрудничество между минским и американским офисами, несмотря на разницу в 11 часов. Благодаря этому белорусский офис не чувствует себя заброшенным. Мы с экс-СТО, находясь в Цюрихе, являемся мостиком, соединяющим Минск и Штаты.

Код пришлось частично переписать

Проводили ли эксперты Google ревью кода Fabby?

Они сделали это ещё до покупки компании. Ревью обычно происходит в период, когда покупатель оценивает качество покупки. Начиная от административных процессов (все ли сотрудники правильно оформлены) и заканчивая тем, как написан код и выстроены процессы в компании.

Крупная компания и стартап существуют в разных измерениях. Стартап — это скорость, ради которой приходится жертвовать качеством. А в крупной компании супер важно читаемость кода, стабильность, покрытие тестами.

Я и наш СТО были в этой системе — в Google, поэтому мы понимали, чем жертвуем, чтобы двигаться быстрее, и что большая часть работы уйдёт на свалку. В таком режиме, зачастую, принимаешь не оптимальные решения, например, в архитектуре, накапливается технический долг. И потом, конечно, нужно всё это разгрести.

Поэтому необходимость причесать, а в некоторых местах даже переписать код не была для нас сюрпризом.

Уже застолбили себе место под солнцем

Часто после поглощения продукт, над которым работал стартап, перестаёт существовать: неожиданно исчезает из App Store и Google Play. То же самое получилось и с Fabby?

Fabby не был продуктом изначально, это была демонстрационная площадка. Поэтому конкретно с Fabby сейчас ничего не происходит, и не имеет смысла поддерживать его дальше.

Но как команда мы остались одним целым, сохранили свою структуру и расширились за счёт сотрудников Google. И продолжаем работать над теми же технологиями — запускаем нейронные сети на смартфонах.

Как сотрудники Google встретили новый стартап компании?

Расцеловали в дёсны (смеётся). Встретили отлично, единственный неудобный момент — группа, к которой нас присоединили, стала по большей части русскоязычной. Это непривычно. Обычно в офисах Google команды мультинациональные, и английский — основной язык общения. А тут бац — и стало много русскоязычных ребят.

Есть мнение, что отношения между инженерами стартапа и компании часто бывают натянутыми….

Некоторая турбулентность встречается до сих пор, потому что кому-то мы наступаем на пятки, для кого-то мы конкуренты. Первые полгода фактически идёт утряска и распределение ролей. Это касается и внутрикомандных отношений, и межкомандных. Но уже мы застолбили себе место под солнцем. У нас есть сфера ответственности, и мы ею занимаемся.

Мы работаем закрытой группой. И нам скорее завидуют не в том, что мы стартап, на который компания потратила много денег, а в том, что у нас хорошие результаты. Наш менеджер счастлив, что мы у него есть.

Интеграция с YouTube и первый выдох спустя полгода

Как проходила интеграция технологий AImatter в сервисы Google?

Первое, что мы сделали — посмотрели, в каких продуктах компании могли бы пригодиться наши технологии. Первым оказался YouTube. Для него мы запустили сегментацию с блюром и различными эффектами — фактически перенесли Fabby в YouTube.

Какие сложности возникли при «переносе Fabby в YouTube»?

Их можно разделить на два типа: технологические, из-за которых мы до сих пор не выпустились на Android, и административные — нужно пройти все круги ада, чтобы получить разрешение на разработку какой-то фичи. Это не стартап, где два человека за 15 минут принимают решение. Если мы готовы что-то выпустить сейчас, то в лучшем случае это выйдет через месяц.

Какой временной отрезок был самым сложным после продажи?

Первые 6 месяцев. К марту мы наконец-то выдохнули: вопросы с покупкой уже закрыты, интеграция шла полным ходом, люди переезжали, новые продукты на нашей технологии запускали.

На самом деле продажа стартапа — это только начало. Дальше нужно интегрироваться, показывать результаты, оправдывать ожидания. На первых порах мы ощущали давление со стороны Google. Нас брали из-за наших технологий, и всем не терпелось увидеть их в продуктах компании.

То, что наша команда частично пока ещё находится в Беларуси, тоже создавало определённые сложности. Нужно было контролировать разработку и часто летать и в Минск, и в Штаты.

Разница между стартапом и корпорацией

Что изменилось в работе команды после присоединения к Google?

Основная разница между нами и теми, кто давно работает в компании, в том, что мы привыкли идти быстро и динамично. Перейти к размеренной разработке, долгосрочному планированию очень непросто. Стартапу всегда кажется, что вокруг него всё движется медленно, и раньше было лучше.

В AIMatter планирование было на неделю вперед, а в Google — минимум на полгода. В корпорации практически не бывает срочной работы, которую нужно делать здесь и сейчас.

Стартап — это больше про поиск себя, улучшение продукта. А в корпорации главное — чтобы сервисы работали железобетонно. Если начнёт падать YouTube, убытки будут намного больше, чем, если будет падать Fabby.

Удаётся ли, как раньше, экспериментировать, делать новые фичи без благословения топ-менеджеров компании?

Конечно, мы же часть ресёрча, поэтому постоянно экспериментируем. У нас полная свобода действий, мы сами определяем стратегию, разрабатываем технологии и предлагаем их продуктам Google. А они уже решают, какие из наших фич им нужны. YouTube первым решился попробовать нашу технологию.

Вычёсывать весь белорусский рынок не собираемся

Каких специалистов собираетесь искать в Минске?

Google планирует запускать новые направления и нам нужны дополнительные руки для прикладных исследований. Сейчас мы набираем резюме, а в начале июля проведём скрининг и интервью со специалистами в ML/NN и GPU (OpenGL, OpenCL). Весь рынок мы не собираемся вычёсывать. Будет прекрасно, если мы сможем найти 3-5 отличных инженеров. Мы постараемся посмотреть всех желающих, но на финальное интервью попадет максимум десяток человек.

Почему ищите людей в Беларуси, а не в Штатах?

В Беларуси специалистов, которых мы ищем, — несколько сотен. Мы это понимаем, поэтому рассматриваем Россию, Украину, страны Балтии. Крупные ИТ-компании почти не нанимают в СНГ. Их рекрутинговые сети редко добираются до этих стран. На рынке есть «Яндекс», Mail.Ru и, кажется, всё. Почти все крупные иностранные компании закрыли свои офисы в Европе.

Переезд — непростое решение. Чем будете заинтересовывать разработчиков?

Интересной работой — нужно будет запускать нейронные сети на миллиардной аудитории. На интервью мы подробно каждому расскажем, с чем придётся иметь дело. Google и Facebook — это компании, которые забирают себе лучших специалистов в машинном обучении, поэтому там есть чему поучиться.

Новые сотрудники будут работать в Штатах или в Цюрихе?

Релокация возможна и в Штаты, и в Цюрих. Это зависит не от нас, а от условий релокации в определённую страну. Например, свежему выпускнику университета будет сложно переехать в Цюрих из-за условий программы релокации этой страны. Но, если у кандидата будет возможность поехать в любую из стран, то никаких проблем.

Читайте также

You may also like...